Украинский экономист: Обесценивание турецкой  валюты во многом выгодно производителям

Украинский экономист: Обесценивание турецкой валюты во многом выгодно производителям

В последние недели турецкая лира бьет все возможные антирекорды – вчера она очередной раз достигла своего исторического минимума, подешевев к доллару примерно на 15%. Только в ноябре лира потеряла почти треть своей стоимости. При этом с начала года турецкая валюта девальвировалась на 70%, что стало одним из самых крупных падений стоимости нацвалюты за последние годы. В чем же причина такого резкого пике турецкой валюты? Не приведет ли это к политическим дисбалансам в стране? Об этом Корреспондент.аз поговорил с украинским экономистом, экспертом-аналитиком Борисом Кушнируком.

- С чем Вы связываете такое стремительное падение турецкой лиры?

-Очевидно, что политика правительства и Центрального банка в Турции в первую очередь были направлены на стимулирование промышленной деятельности и обеспечивали это за счет эмиссии. Поэтому, когда Эрдоган с Центробанком заявление о том, что они будут снижать операционную ставку, спровоцировало опасения, что это может привести к усилению давления на турецкую лиру. В таких случаях срабатывает так называемая «теория ожиданий», когда сами ожидания порождают еще большее удешевление, нежели могло произойти. В принципе, если оценивать развитие Турции на протяжении последних 7-8 лет, то оно достаточно позитивное, несмотря на то, что периодически и происходит некоторое обесценивание турецкой лиры. Конечно, политика резкого снижения курса турецкой лиры – это, конечно, негативное явление, как и любой другой валюты. В первую очередь это вызывает справедливые опасения населения, инвесторов по поводу стоимости имеющихся у них денег. Но при этом хочу отметить, что если смотреть на данные ВВП, то кроме ситуации прошлого года, которая у всех стран, не только в Турции, была очень печальная в связи с падением туризма, розничной торговли, сервиса в результате всемирной пандемии, то в-принципе турецкая экономика на протяжении последних лет показывала серьезную динамику. И в данном случае обесценивание валюты во многом выгодно производителем, потому что дешевеют факторы производства – начиная от рабочей силы, и заканчивая материалами. В результате их продукция становится более конкурентной как в самой Турции, так и на внешних рынках. Но в целом такое резкое обесценивание национальной денежной единицы не есть позитивным явлением и правильнее было бы делать это постепенно. Тогда оно не было таким шоковым для населения.

Экономист Кушнирук заявил, что у НАБУ нет доказательств для экстрадиции  подозреваемых по делу "Роттердам плюс" / ГОРДОН

- Совершенно точную характеристику «шоковое» Вы дали ситуации, которую мы сейчас наблюдаем на турецком финансовом рынке.

-Украина так же не раз переживала подобные стремительные падения национальной валюты – и тогда в первую очередь страдал мелкий и средний бизнес. Та же история сегодня происходит и в Турции – многие предприниматели оказались в реально непростой ситуации, практически на грани разорения. Ведь если это производство, и оно зависит от импортных поставок, то закупки необходимого сырья за границей при нынешнем курсе лиры переходят в разряд недосягаемых…

Да, для бизнеса, который импортоориентирован, сегодняшняя ситуация самая что ни на есть шоковая. Потому что импорт становится очень дорогим, внутреннее производство, соответственно, так же дорожает.

-Но в то же время Турция – это страна большой экономики, с огромным количеством населения и большим промышленным потенциалом, поэтому многие наоборот, выигрывают от такого обесценивания лиры. Первый квартал в Турции показывал очень хорошую динамику роста – 7,1%, третий квартал имел показатели уже гораздо ниже – около 2,8%. Вопрос состоит еще в том, что жесткая кредитная политика, попытка удержать инфляционные процессы была не эффективна, потому что когда у тебя достаточно много зависит от импорта, особенно сырья, то ты неминуемо сталкиваешься с проблемой роста инфляции. Например, в Украине ситуация с инфляцией тоже сейчас очень не хорошая – индекс потребительских цен составляет больше 10%, а индекс цен производителей промышленной продукции - под 40% годовых. Это очень много и, безусловно, это неминуемо в той или иной степени будет сказываться на ценах на продукцию. А с учетом того, что еще есть инфляция импортируемая, то ситуация еще больше усугубляется. Например, у меня знакомый занимается мебельным производством. Но оно тоже в большой степени зависти от импортируемого сырья, и он сейчас говорит, что спланировать на завтра ничего невозможно, невозможно даже принять заказы наперед, потому что не понятно, с какими ценами может прийти завтра товар для производства. Я веду к тому, что есть и внешние факторы, влияющие на ослабление экономики, которые не зависят от Турции. А попытка монетарными ограничениями удержать инфляцию – это не эффективно.

- Как раз о внешних факторах и хочу поговорить. Многие финансовые аналитики утверждают, что ослабление лиры было спровоцировано обострением конфликта между Анкарой и Вашингтоном и отсутствием прогресса в переговорах представителей двух стран. А лира пошла в самое пике в аккурат после проведения Саммита глав Тюркских государств в Стамбуле и создания новой Тюркской Организации, что является важным шагом в направлении демонтажа старого мирового порядка и создания нового. Примечателен также тот факт, что США отказали Турции в «Саммите за демократию». Связана ли совокупность этих факторов с финансовыми проблемами Турции?

-Я, безусловно, слышал такие теории. Но на мой взгляд, не нужно искать черную кошку в темной комнате и ослабление турецкой лиры связывать со всемирным заговором. Безусловно, проблема пантюркизма существует и наблюдается некоторая агрессивность Турции в желании воссоздать Великую Османскую империю. Но подобные тенденции характерны не только для Турции – Россия, Китай и т.д. также дышат подобными идеями. Практически сегодня наблюдается повторение ситуации первой половины 20 столетия, и это, на мой взгляд, очень опасная тенденция, которая может перерасти в третью мировую войну. Но с ситуацией с лирой это никак не связано. Ведь курс зависит от спроса и предложения валюты от платежного баланса – сколько валюты вошло в страну и сколько вышло из страны. Кстати, одним из факторов вывода валюты из страны является количество валюты, которую покупает население. Эта валюта физически может оставаться внутри страны, люди просто меняют лиру на доллар, пытаясь максимально уберечь свои сбережения, но с точки зрения платежного баланса эти деньги также считаются выведенными из страны. Я уже говорил, что на мой взгляд главный фактор того, что сейчас происходит – это фактор негативных ожиданий, в котором сами ожидания более негативно влияют на ситуацию, чем конечный результат. Но не нужно падать в отчаяние и усугублять панические настроения. Тем более, скупать доллары сейчас, по такому сумасшедшему курсу. По законам экономики, после такого скачка ситуация все равно в какой то момент останавливается и начинается откат. Опять-таки, приведу пример Украины. В начале 2015 года, когда у нас также был подобный резкий обвал гривны – с 12 до 40 гривен за доллар. Тогда знакомые бизнесмены консультировались со мной, что делать – покупать хоть по 40, потому что еще больше может обесцениться, или ждать? На что я советовал ни в коем случае не делать глупостей, потому что ситуация находится в состоянии паники. Когда паника спадет – гривна или совсем должна обвалиться, хотя дальше уже некуда, либо начнет укрепляться, что в результате и случилось. Потом эти знакомые очень меня благодарили, потому что в результате, не поддавшись паническим настроениям, сохранили сотни тысяч, если не миллионы долларов. В Турции сейчас точно такая же ситуация. Безусловно, некоторые силы могут использовать ее и во внутреннеполитической борьбе. При том, что президент Эрдоган пытается построить авторитарный режим, Турция остается достаточно демократичной страной, с достаточно сильной оппозицией и сейчас оппозиция в какой-то мере использует ситуацию, играя на финансовых шатаниях.

- Безусловно, не только в Турции, а во многих других странах есть силы, пытающиеся заработать себе дополнительные очки на любых потрясениях внутри страны, включая и финансовые. Но надо помнить, что эта страна пережила кризисы помощнее и пострашнее, чем сегодняшние колебания на стамбульской бирже. Тогда одно за другим падали коалиционные правительства и это ничего не изменило до тех пор, пока не пришла к власти партия Эрдогана. Как считаете, сегодняшняя экономическая ситуация может привести к серьезным политическим потрясениям в стране и разбалансировке нынешних политраскладов? Кто в этом сегодня больше всего заинтересован?

-В этом могут быть заинтересованы многие, та же Россия, потому что Турция становится очень опасной для нее. Один из показательных примеров - история азербайджано-армянского конфликта и серьезное поражение Армении во Второй Карабахской войне прошлого года. Ни для кого не секрет, какую огромную роль сыграла Турция в победе Азербайджана. И это очень не выгодно было России, поэтому Россия тоже может сейчас играть в направлении дестабилизации режима Эрдогана. Ситуацию, в которой сейчас находится президент Реджеп Эрдоган, очень хорошо описывает сериал «Босс», который я назвал пособием по реальной политике, потому что там много вещей показаны в максимально жестком виде с точки зрения реальной политической борьбы, как это происходит на самом деле. И там звучит показательная фраза, которая очень подходит к ответу на ваш вопрос по поводу Эрдогана: «Когда все думают, что вы упадете – ваша задача устоять день. А потом еще один день, и еще один, и еще… Все должны понять, что вы никуда не уходите». Это как раз та самая ситуация. Попытки расшатать ситуацию сейчас будет предприниматься, но Эрдоган достаточно опытный и жесткий политик, который умеет держать удар, и в нынешней ситуации, я уверен, он его удержит. Тем более, что следующие пройдут только в 2023 году, поэтому у него есть достаточно времени, чтобы полностью взять ситуацию в стране под свой контроль.

- Могут ли каким-то образом нынешние финансовые колебания в Турции повлиять на соседний Азербайджан? Ведь экономически эти страны тоже глубоко связаны?

-В первую очередь это вопрос взаимной торговли. Но Азербайджан во многом зависит от цен на нефть и газ, поэтому нынешний рост цен на нефтепродукты играют в пользу Азербайджана. Поэтому не думаю, что негативная ситуация, которая наблюдается этими неделями в Турции, существенно повлияет на ситуацию в самом Азербайджане. Безусловно, это никак не скажется и на военной поддержке Турции Азербайджану. Оппозиция и власть в вопросах азербайджано-турецких отношений и азербайджано-армянского конфликта находятся по одну сторону баррикад – у них в этом плане нет принципиальных расхождений. Азербайджан может быть абсолютно уверен, что кто бы ни пришел к власти в Турции после Эрдогана, он последовательно будет занимать проазербайджанскую позицию.

Ярина Лазько (Соб.кор Киев)